Нина Корнилова: Слоны – это моя жизнь

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Бесконечно длинные коридоры Московского цирка на Цветном ведут в «святая святых» – гримерки артистов. Пока мы добирались до гримерки Нины Андреевны Корниловой нас провожал волшебный запах поп-корна и сладкой ваты, который напоминал о самом первом походе в цирк. «Вы пока проходите, сейчас Нина Андреевна подойдет», – заставила нас опомниться администратор Кристина и провела в небольшую комнатку площадью примерно шесть квадратных метров, уставленную фигурками слонов и увешенную грамотами и наградами. Пока мы разглядывали трофеи, в комнату зашла Нина Андреевна.
Нина Андреевна Корнилова – принадлежит
к легендарной цирковой династии Корниловых. На сегодняшний день – она старший представитель этой династии. В этом году ей исполняется 90 лет. История династии началась ровно 130 лет назад, когда Иван Лазаревич Филатов познакомился с Таисией Яковлевной Егоровой. Иван Лазаревич был владельцем зооцирков и зверинцев по России, а Таисия Яковлевна продавала билеты у входа в цирк. Среди животных, которых привез Филатов – были и слоны. Цирковую эстафету от Ивана Филатова и Таисии Егоровой приняли Александр Корнилов и Мария Филатова, а затем и их сын Анатолий. Преемственность – одно из главных правил Дементьевых-Корниловых. «Дрессировщики всегда передавали свой опыт по наследству, выступая на одной арене», – вспоминает Нина Андреевна Корнилова. Несмотря на то, что сегодня ей уже 90 лет, она до сих пор в строю: следит за выступлениями внука Андрея Дементьева-Корнилова, кормит животных, убирает вольеры.

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Нина Андреевна, расскажите, как вы пришли в цирк?

– В 1944 году я была зачислена в аттракцион «Слоны и танцовщицы», которым руководил Александр Николаевич Корнилов. Организаторы тогда собрали очень интересную программу. Ждали, что будет мир. Поэтому программа была посвящена окончанию войны. Многие артисты, после того, как отрабатывали номер, отправлялись на фронт. Прямо с манежа.

А с вашим мужем — Анатолием Александровичем Корниловым — вы тоже познакомились в цирке?

– Да, с моим супругом Анатолием Александровичем Корниловым мы встретились в цирке. В свое время он тоже был на фронте, но позже его отозвали. Если бы он остался, его бы убили. Весь его полк был убит под Сталинградом. И вот, когда он вернулся в цирк, мы и познакомились. Это был второй брак. От первого брака у меня еще есть сын – Юрий Червоткин. А от второго — дочь Таисия Корнилова.

А ваши родители были как-то связаны с цирком?

– Нет, мои родители не были связаны с цирком. Они были драматическими актерами. Так что к искусству они тоже имели отношение.

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Нина Андреевна, как за это время эволюционировал жанр дрессуры?

– Что касается дрессировки слонов, то в то время особых трюков со слонами не было. В основном, трюки делали артисты. Я, например, делала сальто-мортале с подкидной доски, которую отбивал слон, корд-де-парели, гимнастические упражнения. Тогда никто не знал, на что способны слоны. Их использовали только как подставки. И вдруг мы узнали, что, оказывается, они могут и на губной гармошке играть, и хулахуп крутить, и даже на голове стоять. Мы нашли подход к слонам и выявили их возможности. Однако, я считаю, что это далеко не все, на что способны наши слоны.

Когда вы начали заниматься дрессурой?

– Когда мой муж умер, мне дали двух маленьких слонят, которым было по два года. И вот тут я сделала очень много в плане трюков для слонов. Поэтому то, что вы видите сейчас – как, например, слон крутит хулахуп на задней ноге и на хоботе, при этом стоит в стойке, все это придумано мной. Это, конечно, грандиозный трюк. И я считаю, что один из самых сложных. В мире больше никто такой трюк не делает.

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Меня поражает вот что. Все-таки вы – хрупкая женщина. А слоны – огромные животные. Расскажите секрет, как вы с ними справляетесь?

– Их привозят к нам еще совсем маленькими. Мы начинаем их подкармливать. Потом – нужно внушить доверие. Затем мы выводим слона на манеж, чтобы он освоился. Помню, однажды я вывела слонов на манеж, а одна из моих слоних — Герда — вдруг остановилась. Я подошла к ней, обняла, поцеловала. Потом смотрю — а она плачет! Вы представляете! Я ее еще крепче обняла и сказала: «И я тебя люблю». Она сразу повеселела и пошла дальше. Вот такие у меня с ними отношения. Я всегда дрессировала их только голосом. Если слониха что-то неправильно сделала, я подхожу к ней и говорю: «Ну, почему ты не подняла ножку как полагается?». Та опускает глаза — виновата.

Получается, у них тоже есть характер?

– Конечно! Вы представляете, у них даже человеческая температура тела! Все остальные животные имеют другую температуру тела. А у слонов – 36,6. И живут они до 100 лет, как человек.

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Слоны – обидчивые животные?

Когда сердце рвется на части

– Еще какие! Они до сих пор ревнуют меня друг к другу. Я, например, подхожу к Марго, начинаю ее гладить, и тут же Претти подходит и отодвигает ее. Ревнует.

Сейчас у вашего внука Андрея четыре слонихи. Вы всегда работали только со слонихами?

– Нет, у нас были и мальчики, которые достигали возраста полового созревания и начинали звереть. И вот так однажды слон чуть не убил Александра Николаевича! После этого он четыре месяца лежал в больнице. У него было сотрясение мозга и перелом позвоночника. После этого мы решили, что будем тренировать только девочек.

 

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

А чем вы кормите слонов?

– Я прихожу утром. Даю им чай. Потом они идут репетировать. После репетиции они едят кашу. Кашу мы варим из риса, гречки и пшена. Потом даем хлеб, фрукты, овощи и сено. Так в день на каждую слониху уходит 100 килограмм еды, из которых 30 килограмм сена. В общем, слоны у нас упитанные.

А что считается для них лакомством?

– Бананы и яблоки.

Фото: Дмитрий Белицкий (МТРК «Мир») и из личного архива Корниловых

Сколько самой старшей и самой младшей слонихе?

– Самой старшей – 58, а маленькой – 8-й год.

Вы сейчас уже не дрессируете слонов. С ними работает ваш внук – Андрей.

– Да, сейчас их дрессирует Андрюша. Слонихи его очень любят. Он сначала выпускает их на манеж, играет с ними, а потом говорит: «А ну, ка, девочки». И они тут же выстраиваются. Доброта – великое дело для них. Андрей у меня очень добрый, нежный и ласковый. Но когда надо, бывает и строгим. Он знает, когда им надо поиграть, а когда поработать.

Что самое сложное в работе со слонами?

– Найти контакт с животными. Очень важно, чтобы они тебя уважали и признавали. Они далеко не каждого к себе подпускают. Они что-то чувствуют. Поэтому найти контакт с ними – это основа всего. Слонихи очень меня любят. И пока я с ними… Им, конечно, трудно будет без меня. Но должна сказать вот что – именно благодаря этим животным я столько живу. Потому что я все время рядом с ними. Они мне дают заряд энергии и жизнеспособность. Слоны — это моя жизнь.

Источник Татьяна Поддубская и «МИР24″ интернет-портал» 

comments powered by HyperComments
Метки